e-mail: suverenw@gmail.com

Свій погляд

Україна для тих, хто її любить!

Пошук

Новини з відусиль

Спостерігаю дивну особливість єврейських лідерів.

Коли у них все більш-менш добре, вони починають ностальгувати за трагічними тонами до своєї загальної картини.

Обовязково їх знайдуть, обовязково долучать, і обовязково за це "вигребуть". Потім розводячи руками питають: "А нам за що?".

Якраз за це саме пане Рівлін. Якраз за це саме.

Хочете комусь щось закинути, починайте з себе, бо диму без вогню не буває.

Еврейские полицаи на службе Третьего рейха.

Коллаборационисты из советских граждан в годы Великой Отечественной войны, в том числе полицейские подразделения, многими современными авторами рассматриваются как однозначные противники «треклятого сталинского режима», борцы за либерально-демократические преобразования и т.д. — все без исключения.

На самом деле, коллаборационисты делились на разные сорта по степени лояльности к немцам и к советскому правительству. Значительную часть составляли люди, просто желающие «остаться на плаву» при новых немецких хозяевах, выслужиться перед ними, заслужить сносные условия существования. Наконец, просто спасти себя и своих близких. Цель святая, но подчас приходилось жертвовать другими людьми, включая женщин и детей…

Таким образом, часть коллаборационистов, и весьма значительную, можно причислить к «неидейным» пособникам, вовсе не желающим установления немецкого «нового порядка» или какого-либо другого, но желающим в нём выжить, раз уж он установился.

Ярким примером, что такое явление может быть массовым, являются коллаборационисты-евреи. Это кажется почти невероятным — чтобы еврей сотрудничал с нацистами. Однако из песни слов не выкинешь. Евреи все практически поголовно сотрудничали с нацистами не из-за идейных соображений. Такие люди служили немцам в надежде прожить чуть дольше или даже пережить войну.

Глава «юденрата» Румковский выступает перед еврейской полицией. Лодзьское гетто

По ходу оккупации немцы создавали на территориях Польши и СССР т.н. гетто — закрытые еврейские районы в больших городах. Для управления внутренней жизнью гетто было решено создать административный орган, состоящий из евреев. Такой орган назывался «юденрат» (нем. Judenrat — «еврейский совет»). В полномочия «юденрата» входило регистрация евреев, обеспечение хозяйственной жизни и порядка в гетто, сбор денежных средств, распределение провизии, отбор кандидатов для работы в трудовых лагерях, а также исполнение распоряжений оккупационной власти. Было создано 101 «юденрат».

Характерно, что члены «юденрата» несли личную ответственность перед немецкими гражданскими или военными властями. В СССР активное участие в создании «юденратов» приняли представители айнзатцгрупп, которые впоследствии и уничтожали евреев по спискам, поданным еврейской администрацией. В СССР глава «юденрата» назывался «старостой» («Холокост и еврейское сопротивление на оккупированных территориях СССР», И.Альтман).

В члены «юденрата» назначались авторитетные люди. Так, военные власти в Прибалтике, Западной Украине и Белоруссии привлекали для этого бывших руководителей еврейской общины, известных адвокатов, врачей, директоров и преподавателей школ. В «юденрат» Львова входили три адвоката, два торговца и по один врач, один инженер и один ремесленник. В Злочеве (Галиция) членами «юденрата» стали 12 человек со степенью доктора наук («Холокост и еврейское сопротивление на оккупированных территориях СССР», И.Альтман). До 1942 года немцы ещё не принимали решения полного уничтожения евреев, поэтому у администрации теплились надежды выжить самим и спасти трудоспособную часть евреев (или тех, кто откупится). Немцы до войны хотели переселить евреев на окраины своей империи. В тоже время члены «юденрата» прекрасно осознавали, что придётся пожертвовать внушительной частью «неполезных» немцам евреев. Веря в спасение части своего народа и «порядочность» нацистов, они призывали евреев подчиняться немцам, выявляли антинацистских подпольщиков. Впоследствии эти «авторитетные люди» стали презираемыми простыми евреями за активное пособничество нацистам.

Для поддержания порядка в помощь «юденратам» в гетто была создана еврейская полиция (нем. «Judischer Оrdnungsdienst» или «еврейская служба порядка»). Полицейские обеспечивали внутренний правопорядок в еврейских гетто, участвовали в облавах, осуществляли конвоирование при переселении и депортации евреев, обеспечивали выполнение приказов оккупационных властей и т. д.

В крупнейшем Варшавском гетто еврейская полиция насчитывала около 2500 членов (на примерно 0,5 млн. человек («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.)); в г. Лодзь до 1200; во Львове — до 500 человек, в Вильнюсе — 210, Кракове — 150, Ковно — 200 «полицаев». Кроме территорий СССР и Польши еврейская полиция существовала лишь в Берлине, концлагере Дранси во Франции и концлагере Вестерброк в Голландии. В других концлагерях такой полиции не было (статья по материалам курса Открытого Университета Израиля «Юденраты и еврейская полиция»).

Как уже говорилось, коллаборационисты, служащие в «юденратах» и полиции, по идее, имели возможность устраивать саботаж, скрывать членов движения сопротивления, спасать своих единоверцев, осуществлять шпионаж и всячески бороться против немцев. Однако, как показали реалии жизни, лишь единицы людей, имеющих такую власть, пытались облегчить судьбу обречённых… Поэтому не удивительно, когда еврей Хайм А. Каплан так сказал в начале 1941 года о еврейском самоуправлении в Варшаве: «Общественный Совет — «Юденрат», на языке оккупационных властей, это мерзость в глазах Варшавского общества...».

Самое известное гетто, испытавшее и восстание, и полную ликвидацию, было в Варшаве. В нём были все типы еврейских коллаборационистов — члены «юденрата», полицейские и даже агента гестапо.

Глава «юденрата» гетто г.Лодзя Румковский пробует местный суп

Варшавское гетто было организовано в 1940 году, максимальная численность его достигла около 0,5 млн. человек. Система внутренней жизни гетто делила людей на тех, которые должны были умереть быстро и тех, кто должен был пожить побольше. Побольше жили «полезные» евреи, которые работали по немецким заказам как внутри гетто, так и вне его. Хорошо жила отдельная прослойка контрабандистов, жуликов, шпионов гестапо, членов «юденрата» и полицейские.

Еврейская полиция в Варшавском гетто ходила в форменных фуражках, с желтыми повязками на рукавах, со специальными значками. Огнестрельного оружия немцы им не выдавали. Судя по фотографиям из других гетто, форма полицейского и регалии несколько различались. Своих единоверцев еврейские полицейские должны были лупить резиновыми дубинками. Полиция состояла из бывших офицеров и унтер-офицеров запаса, адвокатов, людей с высшим образованием, а также уголовников («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Кадр из художественного фильма о судьбе варшавского гетто «Пианист». Еврейская полиция — фуражки, дубинка, две нарукавные повязки, значок и пиджачок с галстуком

Зачем еврей шёл в полицию?

Во-первых, их кормили и одевали, а в условиях гетто это было не маловажно. Во-вторых, форма полицейского во многих случаях спасала еврея-полицейского от случайной смерти. Бывало, немецкие часовые, охраняющие периметр гетто или немцы, прогуливающиеся по гетто, могли избить или даже пристрелить еврея. Просто так — рожа не понравилась. Статус же еврея-полицейского практически всегда избавлял его обладателя от такой глупой смерти («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

В-третьих, полицейскому выдавалась дубинка и почти неограниченная власть внутри гетто. Этим многие пользовались и по прошествии определённого времени многие полицейские, бывшие приличные люди, полностью развращались, превращались во взяточников, коррупционеров и садистов. Этому способствовали тяжелейшие условия жизни, голод, нищета и неопределённость собственной судьбы.

Вначале, кстати, евреи положительно восприняли создание еврейской полиции, т.к. надеялись на поблажки и сочувствие — всё же свои. Однако по мере быстрого ужесточения режима в гетто полицейские не знали пощады. Их аргументом было: «Что вы от нас хотите: не мы, так немцы сделают это». Полицейские во многих случаях были ещё жёстче, чем немцы. Пытаясь выслужиться, они на глазах у немцев ретиво исполняли свои обязанности, проявляя особую жестокость («Союз с дьяволом», Михаил Румер-Зараев).

Выживание человека в гетто напрямую зависело от количества припрятанных им ценностей (деньги, золото, брильянты), на которые можно было купить контрабандную провизию, полезные вещи и, главное, откупиться в случае опасности. Взятки брали все, включая некоторых немецких полицейских, можно было на определённом этапе даже откупиться от «переселения» в лагерь уничтожения. Поэтому полицейские, члены «юденрата», жулики и аферисты всеми силами пытались накопить как можно больше ценностей и, тем самым, продлить себе жизнь. Полицейские, кстати, не получали жалования деньгами вообще, поэтому единственным способом обогатиться было вымогательство у своих единоверцев. Например, вечером, минут за 15-20 до девяти, когда пешеходное движение в варшавском гетто должно было прекратиться, полицейские часто переводили стрелку вперед и хватали прохожих, требуя выкупа. Полицейские не стеснялись также раскапывать могилы и вырывать у покойников золотые зубы («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Взяточничество и поборы в варшавском гетто достигло астрономических размеров. Члены «юденрата» и еврейская полиция наживали на этом баснословные барыши. Например, в гетто немцами было разрешено иметь всего 70 хлебопекарен, параллельно же существовало ещё 800 подпольных. Они использовали нелегально провезённое в гетто сырьё. По идее, евреи, служащие в полиции и администрации должны были бы прятать их от немцев и радоваться — больше евреев-соплеменников выживет от дополнительного хлеба. На деле же собственники таких подпольных хлебопекарен облагались крупной «мздой» своей же полицией и «юденратом» — в случае отказа платить их ждало разоблачение перед нацистами («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Еврейская полиция брала «мзду» также с контрабандистов, привозящих в гетто продовольствие и прочие вещи. Контрабандным провозом товаров занималась, кстати, и сама еврейская полиция. Поначалу еврейские полицейские имели возможность покидать пределы гетто. Они этим пользовались и ежедневно проносили продукты, которые продавали по сильно завышенным ценам. Спустя несколько месяцев обман был выявлен и немецкие власти стали арестовывать еврейских полицейских вне пределов гетто. Тогда еврейская полиция, заинтересованная в контрабанде товаров в гетто и получении с этого дохода, стала предлагать контрабандистам помощь у ворот входа в гетто. Наиболее искусных в контрабандном ремесле полицейских начальство освобождало от всех служебных обязанностей, кроме дежурства у ворот гетто. Там полицейские, вместе с немецкими и польскими коллегами, досматривали евреев, работающих вне гетто и возвращающихся после работы ночевать в гетто. Задачей еврейских полицейских было или договориться с немецкими и польскими полицейскими и поделиться с ними добычей для пропуска контрабандиста или провести его мимо них без дачи взяток. За это брали «мзду», которую должны были отдавать в общий котел. Во время дележа между ними, а также между полицией и профессиональными контрабандистами часто вспыхивали кровопролитные схватки. Часто многие полицейские «сыпались» на контрабанде, немцы таких расстреливали («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.). Выживали сильнейшие…

Руководил полицией варшавского гетто колоритная личность — Юзеф Анджей Шеринский, бывший полковник польской армии. Был крещённым евреем. Активно помогал нацистам в уничтожении своей нации, но «погорел» на воровстве. Дело в том, что имущество «переселённых» в концлагеря евреев считалось собственностью немцев, а он много себе прихватил. 1 мая 1942 г. был арестован, но в июле того же года освобождён, т.к. его услуги очень ценили. Реабилитировал себя он при акции «переселении» нетрудоспособных евреев в лагеря смерти («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Конец проходимца был интересный — он покончил жизнь самоубийством, приняв цианистый калий, после акции «переселения» основной части евреев гетто в концлагеря в январе 1943 г. Видимо, он понял, что натворил — ведь смерть в газовой камере ждала, в конце концов, всех евреев…

Еврейские полицейские проверяют документы. Варшавское гетто

В гетто еврейских полицейских побаивались наряду с немцами и даже больше. Еврейские полицейские, знающие, что могут быть запросто расстреляны немцами за мягкотелость, пытались перед ними выслужиться, подражали им и нещадно избивали своих единоплеменников, иной раз до смерти. Большинство из этих людей, в прошлом образованных, избрали путь выживания путём самого тесного сотрудничества с нацистами. Полиция, как и члены «юденрата» приняли ошибочную позицию, мол, когда все нетрудоспособные сдохнут, тогда останутся ценные рабочие и они — еврейская власть. Поэтому ждать помощи неработающему на нацистов еврею у полицейского было бессмысленно, смерть больного, старика, малого ребёнка — это жизнь таких приспособленцев («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Хотя известны факты участия полицейских в движении сопротивления в Рижском гетто. Некоторые бывшие полицаи участвовали в восстании в Варшавском гетто, хотя большинство их участвовало как раз в подавлении восстания.

Полиция и агенты-евреи, служащие немцам, выдавали немцам евреев-подпольщиков. Весной-летом 1942 года в варшавском гетто начались первые аресты и убийства по спискам, подготовленным ими. Доходило до абсурда. Например, немец по происхождению, адвокат Бенедиктович, отказавшийся записаться в фольксдойчи (т.е. немец по крови, но живущий за пределами Германии), собирал для евреев деньги, помогал им выбраться из гетто. По доносу еврея — агента гестапо он был арестован и просидел девять месяцев в тюрьме! («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.)

Отношение к полицейским у евреев было однозначным — предатели. На стенах полицейских комиссариатов появлялись плакаты типа: «Смерть еврейским полицейским, которые помогли немцам перебить 200 000 собратьев!». Начальник еврейской полиции Шериньский впоследствии был ранен, а его заместитель Лейкин был убит подпольщиками, на стенах появились соответствующие плакаты. Далее подпольщики совершали не очень частые убийства евреев, состоящих в «юденрате» или являющихся агентами немцев… («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.)

Кадр из художественного фильма о судьбе варшавского гетто «Пианист». Внутри гетто еврейская полиция открывает ворота, снаружи польские полицейские

Члены «юденрата», крепко связанные с полицией, также терроризировали население гетто. «Юденрат» занимался распределением питания в гетто, что давало серьёзный повод для обогащения — в 1941 году поступления от продажи хлебных талонов составляли более двух третей доходов «юденрата». По свидетельству очевидцев, в «юденрате» ухитрялись брать взятки даже с уличных нищих («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Члены «юденратов», полицейские, жулики и спекулянты, нажившись на смертях других евреев, могли посещать театры (в гетто было 6 театров), рестораны, кафе, покупать газеты и пользоваться другими благами цивилизации. Они устраивали пышные свадьбы, одевали своих женщин в меха и даже дарили им бриллианты! Забавно, что нацисты снимали в хронику из жизни гетто эти редкие сцены и показывали это в нейтральных странах, мол, как хорошо живётся евреем при нацистах! Таким образом, эти евреи стали пособниками чудовищного обмана… «До первых мест в нашем загаженном мирке дорвались гнусные паразиты», — записал в дневнике учитель Абрам Левин («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Возмутительно то, что обогатившиеся на чужом горе имели возможность за крупную взятку покинуть гетто, в случае опасности, и раствориться в Варшаве или откупиться, оставаясь в гетто. Иногда, еврейские полицейские, получив взятку, даже сами подставляли лестницы к стене, отделяющей гетто от Варшавы. Многим мерзавцам удалось пережить ликвидацию Варшавского гетто («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.). По подсчетам еврейского сопротивления, половина Варшавского гетто буквально умирала от голода, 30 % «просто голодали», 15 % недоедали и только 5 % жили в достатке, некоторые даже лучше, чем до войны.

Еврейский полицейский в белом костюмчике между двумя гитлеровцами. Гетто в г. Лодзь. На переднем плане солдат с табличкой патрульной службы СС

Некоторые евреи служили шпионами на гестапо! Специфика жизни в гетто способствовала лёгкой вербовке еврея, в случае угрозы жизни ему или его семье. Конечно, люди с убеждением и силой воли не сотрудничали с немцами, но многие — да! Многие попавшиеся контрабандисты перед лицом смерти стали агентами гестапо — сообщали о припрятанном золотишке, а также о подпольщиках. Такими были контрабандисты Кон и Геллер. Летом 1942 г. они оба были убиты их гестаповскими контрагентами, решившими, очевидно, что пришла пора наложить руку на немалые капиталы предпринимателей («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Самым знаменитым агентом гестапо был ярый сионист, сын раввина, Абрам Ганцвайх. Он создал целую сеть якобы общественных организаций, содействовавших гестапо. Целью его было привлечь в них активные и влиятельные силы гетто, чтобы поставить их под контроль и на службу нацистам. В числе прочих, им была организована т.н. «отдел по борьбе со спекуляцией» со своими сотрудниками 200-300 человек с особой формой и правами. Это была явная конкуренция еврейской полиции по части сбора взяток с контрабандистов («Союз с дьяволом», Михаил Румер-Зараев).

Смысл его мировоззрения, как и многих сионистов, был такой — по окончании войны евреи будут вывезены за пределы Европы и получат широкую автономию (такие планы, как уже говорилось, были у нацистов до войны). Гетто, по его мнению, это благо, т.к. здесь евреи избавились от угрозы растворения в других народах, получили самоуправление и возможность развивать без чуждых влияний еврейскую культуру. Появилась даже невиданная доселе возможность создать свою еврейскую полицию!!! А плохая жизнь в гетто — это «всего лишь» следствие войны, «побочный эффект» («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.). Пожалуй, этот человек и его единомышленники единственные имели политическую базу для коллаборационизма.

Характерно то, что когда немцы распустили фальшивые организации Ганцвайха, 200 его сотрудников перешло после этого в еврейскую полицию. В конце концов, холуй немцам надоел и в ночь на 24 мая 1942 г. немцы перестреляли всех людей Ганцвайха, кого смогли обнаружить. Самому Ганцвайху с несколькими помощниками удалось скрыться («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.). В конце концов, агент со стажем погиб в 1943 вместе с семьёй в тюрьме.

Еврейские полицейские гетто г. Краков

Судя по источнику («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.), подсократить (оставить только работающих в немецких фирмах) Варшавское гетто были приказано летом 1942 года, когда сам Гиммлер приехал в Польшу. Ликвидация более мелких гетто в других местах Польши началось с конца 1941 года. В этой акции «юденрат» и полиция принимали самое активное участие в отправке людей в лагеря смерти. «Юденрат» должен был ежедневно готовить к отправке по 6000 человек, не считая 100 человек из еврейской полиции — для охраны «переселенцев» перед их посадкой в вагоны.

Еврейская полиция с ажиотажем стала выполнять приказы немцев (ещё бы, могли признать негодным и «переселить» и самого полицейского за медленное исполнение приказов). Полицейские вначале отправляли нищих, потом инвалидов, стариков, беженцев, беспризорных детей, а богатых оставляли. Лишь 8 полицаев покончили с собой от угрызений совести. Остальные более 2 тыс. надеялись, что уничтожение их не коснётся («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

«Юденрат» цинично призвал население гетто помочь еврейской полиции отправить установленное число людей, так как это-де спасет от репрессий остальных. Было предложено создать группы добровольцев для помощи полиции «в деле выселения». Еврейская полиция пообещала выдать волонтёрам на сборный пункт по три килограмма хлеба и по килограмму мармелада. Народ потянулся — во-первых, за награду, во-вторых, выдав кого-то, доброволец отводил смерть от себя самого! Награду вскоре пришлось даже уменьшить от наплыва добровольцев («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Выселение сопровождалось страшными побоями несчастных полицейскими и «добровольцами». До 90 % выселяемых отправлялись в лагеря уничтожения… Самое омерзительное то, что члены «юденрата» и полиция уже знали о уничтожении евреев. Но, чтобы не поднять бунт, варшавский «юденрат» официальным объяснением опроверг «лживые измышления». Заместитель начальника еврейской полиции Лейкин громогласно назвал эти слухи провокацией… («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.) В художественном фильме «Пианист», рассказывающим про эпопею варшавского гетто, есть такая сценка. Гонят «переселяемых», а обычный еврейский полицейский на вопрос отвечает, мол, туда, куда вас повезут, вы будете работать и жить лучше, чем в гетто…

Вскоре начался новый этап «переселения» — по мере уменьшения населения гетто и распространению слухов о лагерях смерти (некоторые сбежали и возвратились в гетто обратно) теперь требовалось силой вытаскивать евреев, которые не работали на нацистских предприятиях. Схема была проста — рано утром еврейская полиция блокировала ворота дома и затем выгоняла всех жильцов во двор, где они, выстроившись в шеренгу, ожидали проверки документов. Тех, кто не мог представить справку о работе на немецком заводе или в «юденрате», грузили на повозки. Жен и детей, работающих на немцев, не трогали, но родителей и прочих родственников не щадили («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Кроме еврейских полицейских и немцев в таких облавах участвовали украинские и литовские полицейские. Усердие еврейских полицейских и пособников было отмечено немцами. Так, коменданта умшлагплаца (сборного пункта рядом с ж/д станцией, откуда должны были отправлять евреев) Шмерлинга сами немцы за жестокость прозвали «еврейским палачом». Имущество обречённых полицейские грабили. Прочёсывание кварталов, когда еврейские полицейские оставались одни, им сильно помогало нажиться — за взятки полицейские отпускали задержанных («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Акция по «выселению» начала сворачиваться. Было ликвидировано более 0,3 млн. человек. В гетто оставались только нужные рабочие. Вскоре немцы обнаружили, что т.к. членов «юденрата» и полиции не «выселяли», то их процентное соотношение непомерно выросло. Взялись и за них… Зачем столько послушных холуёв?

Сначала стали «выселять» некоторых ненужных членов «юденрата», в чём им истово помогала еврейская полиция, сама трясущаяся от страха быть «переселённой». В заключение «акции» немцы 21 сентября окружили дома еврейской полиции на Островской и Волынской улицах и отправили в газовые камеры большую часть полицейских вместе с женами и детьми. В услугах этих людей они больше не нуждались, их было слишком много. Не попавшие под «сокращение» полицейские во главе со своими начальниками изо всех сил помогали немцам и в этом деле, пытались казаться нужными, избивали своих бывших сослуживцев («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Жетон еврейской полиции варшавского гетто

Наконец, немцы решили полностью уничтожить вообще всех евреев в Варшаве. Слухи об этом стали доходить до еврейской верхушки. При ликвидации до этого других гетто и полиция, и администрация полностью уничтожались. По идее, все полицаи должны были бы сопротивляться и участвовать в уличных боях против немцев, как подпольщики. Но…

Вечером 18 апреля 1943 года началась операция по ликвидации Варшавского гетто — его стали оцеплять. Утром каратели вошли внутрь, причём первыми как живой щит гнали безоружных еврейских полицейских. Как оказалось, не зря — в некоторых местах уже были заложены мины. Пытавшихся бежать тут же расстреливали («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Впрочем, потом в акции еврейские полицейские приняли более усердное участие. Когда стало ясно, что еврейское гетто сопротивляется, они, как и бывшие немецкие агенты, так и просто мерзавцы, участвовали и в полном уничтожении гетто. Они, как люди хорошо знающие местность, очень пригодились немецким штурмовым группам при прочёсывании кварталов. По окончанию уничтожения гетто оставшиеся члены «юденратов» были расстреляны. Трупы этих ненужных холуёв выбросили на свалку, они начали тухнуть… Были уничтожены и остатки еврейской полиции («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Интересно, что думали полицаи, когда поняли, что им пришёл конец? Лишь единичные полицаи в ходе уничтожения гетто перешли на сторону восставших — все они погибли как настоящие мужчины.

Еврейские полицейские в лагере Вестерброк в Голландии. Отличались особой жестокостью, максимальная численность 182 человека в апреле 1943 года

Схожая ситуация была в других гетто — активное сотрудничество с нацистами евреев, желающих выжить, их помощь в уничтожении своего гетто и потом ликвидация их самих…

Редкие члены «юденрата» и полицейские помогали простым евреям. Уникальный случай был зафиксирован в гетто Жмеринки (Винницкая область) — Адольф Гершман, глава «юденрата», смог сохранить жизнь более 3000 узников и обеспечить им сравнительно сносное существование. Его гетто находилось на румынской зоне, а сам Гершман до войны оказал юридическую услугу будущему претору Жмеринки. С другой стороны Гершман по требованию немцев спокойненько отдал на растерзание «чужих» евреев — 286 человек, бежавших в Жмеринку из немецкой зоны оккупации («Холокост и еврейское сопротивление на оккупированных территориях СССР», И.Альтман).

В других случаях члены «юденрата» становились перед выбором: выполнять все распоряжения оккупантов, что сильно ухудшало жизнь евреев или же саботировать распоряжения немцев, но тогда их ждал расстрел. Так, председатель «юденрата» г. Новогрудка и 8 его членов были расстреляны весной 1942 г. за отказ сотрудничать с нацистами. По той же причине был убит и следующий председатель «юденрата». В некоторых гетто сменилось по 4 председателя «юденратов». Некоторые сами кончали жизнь самоубийством. Казни руководителей «юденратов» делали их преемников более послушными и менее инициативными («Холокост и еврейское сопротивление на оккупированных территориях СССР», И.Альтман).

Вот сухие цифры под контролем нацистов действовал 101 «юденрат», но лишь представители двух «юденратов» — в Минском и Лахва гетто, активно поддерживали связь с движением сопротивления. В остальных случаях, «юденрат» сотрудничал с нацистами. Подпольщиков, принявших путь партизанской борьбы и вообще всякого противодействия немецкой политике, «юденрат» выдавал безжалостно. Еврейская администрация везде считала, что только честное выполнение всех приказов немцев спасёт большинство евреев. Кстати, такая позиция в Варшаве раздражала поляков-подпольщиков, считавших евреев неполноценными людьми, с рабским характером («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.).

Известны факты участия еврейской полиции Рижского гетто в движении сопротивления. Во всяком случае, так посчитали немцы — они расстреляли 82 еврейских полицейских за то, что под их носом 11 других евреев сделали попытку с оружием вырваться из гетто и захватили грузовик. Полтора часа понадобилось немцам, чтобы уничтожить этот храбрый отряд. Еще, судя по источнику (статья по материалам курса Открытого Университета Израиля «Юденраты и еврейская полиция»), в Каунасском гетто отношения полиции и населения были относительно хорошими.

Кадр из художественного фильма о судьбе варшавского гетто «Пианист». Еврейский полицейский и немцы во время акции по «переселению» нетрудоспособных в лагеря смерти, лето 1942 г.

То же место и действие, только фотография подлинная. 7 августа 1942 г.

Несмотря на отдельные положительные факты, исследователь Аарон Вайс дал такую оценку деятельности еврейской полиции:

«Обратимся к общей оценке отношений «юденрата» и полиции и попробуем проанализировать образ действий этих двух организаций… Из собранных данных можно сделать важный вывод: в 86 из 100 общин Генерал-губернаторства (т.е. в Польше) мы обнаруживаем заметную координацию действий еврейской полиции с немцами в разные периоды и при исполнении разнообразных акций, в том числе в сборе людей во время так называемых «массовых акций» (статья по материалам курса Открытого Университета Израиля «Юденраты и еврейская полиция»).

В этой связи важно разделить историю полиции на периоды, потому что полная покорность полиции немцам приходится, в основном, на последние дни гетто, когда произошли заметные изменения в личном составе полиции. Люди, чуткие к общественному мнению, либо оставили полицию, либо стали жертвами немцев. Послушные исполнители и их командиры остались верны немцам до конца, но в большинстве случаев они тоже были убиты нацистами...» (статья по материалам курса Открытого Университета Израиля «Юденраты и еврейская полиция»).

Действительно, оказывается, не все полицаи были убиты. Единицы выжили и после войны некоторые из них иммигрировали в Израиль, долгие годы скрывались и даже получали пособия как жертвы нацизма… («Варшавское гетто больше не существует», В.М. Алексеев, М., 1998 г.) Таких разоблачали и репрессировали.

 

Взято з: http://www.mywebs.su/blog/history/27036/

Додати коментар


Захисний код
Оновити